МУЗЕИ РОССИИКУЛЬТУРА РОССИИ

Растрелли Франческо-Бартоломео
Годы жизни: 1700г. - 1771г.
архитектор

Сайты по теме
Архитектура России
Великие зодчие
Русская Утопия: депозитарий
Храмы Москвы
Исторический Петербург

В том же виде искусств
Фельтен Георг Фридрих
Баженов Василий Иванович
Казаков Матвей Федорович
Старов Иван Егорович
Воронихин Андрей Николаевич

Современники
Растрелли Франческо-Бартоломео
Ломоносов Михаил Васильевич

В той же профессии
Лидваль Федор Иванович
Бондаренко Илья Евграфович
Фомин Иван Александрович
Щусев Алексей Викторович
Щуко Владимир Алексеевич


Произведение
Церковь Покрова Марфо-Мариинской общины
Церковь Покрова Марфо-Мариинской общины


Персоналия
Мейерхольд Всеволод Эмильевич
Мейерхольд Всеволод Эмильевич


Искать то же на:
Yandex
Rambler
Google





 
Растрелли Ф.-Б. Зимний дворец
Растрелли Ф.-Б. Зимний дворец

Царь Петр с юности мечтал о новой российской столице на берегу моря. Столице, которая будет походить на западные города. И жизнь в ней будет протекать по европейским порядкам. Вот почему, едва основав Петербург, государь повелел всем послам искать и нанимать на западе опытных мастеров, художников, архитекторов. В числе приглашенных оказался итальянский скульптор Бартоломео Карло Растрелли (1675—1744), проживавший в Париже. В 1715 году он подписал договор, что обязуется служить царю Петру: создавать статуи, строить дома, изготавливать цветные искусственные мраморы, придумывать разные машины для театра. В конце марта 1716 года семейство Растрелли прибыло на берега Невы. Суровый Петр отдал повеление, чтобы приезжие "...времени даром не теряли и даром не жили". Потому Бартоломео Растрелли, его помощник Петр и сын Франческо чуть ли не на следующий день приступили к работе. Произведениям Б.К. Растрелли свойственны барочная парадность и пышность. Пример — "Императрица Анна Иоанновна с арапчонком" (1733—1741).
    Через пять десятилетий Франческо Бартоломео (1700—1771), став знаменитым русским архитектором, составил перечень своих творений. Не стесняясь, он приписал себе и все те, где был только помощником отца. На самом деле за первые 20 лет жизни в России он построил самостоятельно только один дворец в Петербурге: для молдавского господаря, князя Дмитрия Кантемира. Но уже эта работа принесла ему успех. Не случайно сын господаря, поэт, посол России в Англии и Франции, Антиох Кантемир в примечании к своей сатире "На зависть и гордость дворян злонравных" написал: "Растрелли родом итальянец... искусный архитектор: за младостью лет не столько в практике силен, как в вымыслах и чертежах..."
    Известность Франческо как мастера удивительных архитектурных фантазий побудила новую русскую императрицу Анну Иоанновну повелеть отцу и сыну Растрелли возвести для нее зимний дом в московском Кремле, летний — на окраине Москвы в Лефортове (1713) и Зимний дворец в Петербурге (1733). Увы, ни один из них не дожил до наших дней.
    Дворцы так понравились государыне и ее окружению, что фаворит императрицы герцог Эрнст Бирон пожелал, чтобы Франческо Растрелли спешно возвел для него два дворца в Курляндии: в Рундале (1736) и в Митаве (Елгава, 1738). Здесь были предприняты первые серьезные поиски нового архитектурного стиля, который окончательно утвердился через полтора десятилетия. За эту работу Растрелли было пожаловано звание обер-архитектора императорского двора (1738).
    Однако, не успев завершить отделку курляндских дворцов, архитектор вынужден был спешно вернуться в Петербург. Новая правительница — Анна Леопольдовна вознамерилась иметь свой Летний дворец на том месте, где теперь высится Михайловский замок. Строить его доверено было Франческо Растрелли. Только заложили фундамент, как власть в России опять переменилась. Императрицей стала Елизавета Петровна, дочь Петра Великого. Ее приближенные, конечно, не захотели признать архитектора, ходившего недавно в любимцах всем ненавистного Бирона. Растрелли собрался было уезжать, но...
    Веселая императрица жаждала иметь новые роскошные дворцы. Размах и пышность строений должны были демонстрировать силу и могущество государства, а буйно украшенные фасады — укрыть расстроенные финансы. Построить такие здания мог только Растрелли с его неуемной фантазией. Волей-неволей пришлось обращаться к нему. Первым делом архитектору велено было закончить Летний дворец, эту уменьшенную копию знаменитого дворца Людовика XIV в Версале. Затем следовало довершить Аничков дворец на Невском проспекте, начатый талантливым Михаилом Земцовым. Потом сделать пристройку к Зимнему дворцу, изрядно расширить старый дворец царя Петра в Петергофе и приступить к изготовлению модели будущего первого женского монастыря в Петербурге.
    Создание нового дворца в Петергофе началось в 1747 году и завершилось в 1752 году. Нарядное здание, протянувшееся на 300 метров, стоит на высоком берегу и фасадом обращено к бескрайним морским просторам. Известный историк искусства и художник XX столетия Александр Бенуа писал, восхищаясь творением Растрелли: "Петергоф как бы родился из пены морской. Петергоф — резиденция царя морей".
    Еще полным ходом шли работы в Петергофе, а нетерпеливая императрица уже пожелала, чтобы обер-архитектор срочно принял участие в перестройке старого дворца в Царском Селе. Пять лет трудился Растрелли над самой роскошной загородной резиденцией русских царей. Помимо грандиозного дворца, протяженностью в 740 метров, он возвел вокруг него еще несколько нарядных павильонов: Эрмитаж, Грот, Катальную горку, Монбижу. Когда весной 1757 года Елизавета с гордостью показывала свою новую резиденцию иностранным послам, в общем хоре восторгов не был слышен голос посла Франции. Удивленная императрица обратилась к нему: "Что не понравилось господину послу, чего здесь не хватает?" И в наступившей тишине услышала ответ: "Я не увидел самого главного... Достойного футляра для столь великой драгоценности".
    Царскосельский ансамбль по праву можно назвать одной из вершин русского барокко. Стиля, в который Растрелли внес свои отличительные черты: он украшал все фасады здания, а не только главный, как на Западе; следуя традициям древнерусской архитектуры, успешно использовал цвет; очень активно применял рокайльные (в виде раковин) декоративные детали. Эти особенности позволили историкам искусства назвать стиль "елизаветинским", или "растреллиевским барокко".
    Он очень быстро стал модным. Многие стремились построить дом и украсить его в растреллиевском духе. Петербургские вельможи замучили обер-архитектора своими просьбами. До наших дней сохранились дворец графа М. Воронцова на Садовой улице (1749), дом придворного поставщика Г. Штегельмана на Мойке (1750), дворец графов Строгановых на Невском (1753). В эти же годы Растрелли принимается за чертежи дворца для императрицы в Стрельне, возводит небольшой дворец на Средней Рогатке, создает проект нового Зимнего дворца, наблюдает за работами в Царском Селе и в Смольном монастыре, как стали называть женскую обитель по расположенному рядом с ней Смоляному двору.
    Рассказывают, что десятилетия спустя другой знаменитый архитектор Джакомо Кваренги, ярый приверженец строгого классицизма, проходя мимо собора Смольного монастыря, каждый раз с почтением снимал шляпу — "Это великая архитектура!" Храм поднялся в центре крестообразного двора, образованного двухэтажными кельями, очень похожими на небольшие загородные дворцы. Устремленный ввысь, стройный и нарядный огромный собор кажется очень легким, способным в любое мгновение оторваться от земли. А обилие колонн и декоративных украшений рождает ощущение, что он не построен, а вылеплен из камня. К сожалению, Растрелли не довелось полностью воплотить свой замысел: не были отделаны интерьеры и осталась только в модели ажурная 140метровая колокольня. Деньги понадобились на войну с Пруссией (1756—1762) и для строительства нового Зимнего дворца.
    История его создания примечательна и тем, что раскрывает одну из черт характера Растрелли. Интересный собеседник, общительный и доброжелательный, он был хорошо принят в обществе. Правда, на службе архитектор становился жестким и даже деспотичным. Сохранилось немало его резких донесений с угрозами бросить работу из-за отсутствия опытных мастеров, необходимых материалов и лживых отписок чиновников с обещаниями "тотчас" все исправить. Но ради претворения в жизнь своих замыслов он умел быть терпеливым, дипломатичным и даже льстивым. Елизавета замучила его бесконечными требованиями достроек и переделок в старом Зимнем дворце и никак не соглашалась на сооружение другого. Растрелли безропотно выполнял все ее капризы, но исподволь внушал императрице, что возведение нового, пышного Зимнего дворца
N/A
собора Смольного монастыря
N/A
Зимнего дворца

   — ее давняя и заветная мечта. И в конце концов Елизавета ему поверила.
    Дворец заложили в 1753 году на месте прежнего, времен Анны Иоанновны, и прилегающих зданий. Как писала в своем Указе императрица Елизавета: "...для одной славы всероссийской империи". Увы, не довелось ей увидеть дворец завершенным. В апреле 1762 года в нем поселился новый русский император Петр III. Последнее и самое грандиозное творение Растрелли представляет четыре больших квадратных объема по углам, соединенным широкими галереями. Внутри — свыше тысячи нарядных помещений. Дворец стал главной доминантой в городе. И не случайно более ста лет запрещалось возводить здания выше Зимнего. Довольный император наградил обер-архитектора званием генерал-майора и орденом Св. Анны. Первые и единственные награды за 46 лет верной службы.
    Через два с половиной месяца жизнь архитектора переменилась. Скинув мужа, на трон села Екатерина II. И сразу же воцарились новые интересы и новая мода: увлечение французскими энциклопедистами и классицизмом. Старый мастер пышного барокко — Франческо Растрелли стал не нужен двору. Тщетно предлагал он свои услуги герцогу курляндскому и королю Пруссии. Эпоха барокко завершилась. Ради хлеба насущного пришлось заняться продажей картин, которые он привозил из Италии.
    В октябре 1770 года Растрелли обратился с просьбой принять его в члены Петербургской академии художеств. В январе 1771 года Академия 19ю голосами против трех приняла еще недавно прославленного обер-архитектора в вольные общники. А в апреле того же года он скончался. Следы его могилы затерялись. В 1923 году площадь в Петербурге перед Смольным монастырем назвали площадью Растрелли.

Зодчие Санкт-Петербурга XIX - начала XX века. СПб., Лениздат. 1998. С.574




Растрелли Ф.Б.
Растрелли Ф.Б.


Собор Смольного монастыря
Зимний дворец
Дом - "комод" на Покровке
Растрелли Бартоломео-Карло




 



  (c) портал "Культура России"