МУЗЕИ РОССИИКУЛЬТУРА РОССИИ

Бондаренко Илья Евграфович
Годы жизни: 18.07.1870 - 21.07.1947
архитектор

Сайты по теме
Архитектура России
Великие зодчие
Русская Утопия: депозитарий
Храмы Москвы
Исторический Петербург

В том же виде искусств
Трезини Доменико Андреа
Растрелли Франческо-Бартоломео
Чевакинский Савва Иванович
Ринальди Антонио
Кокоринов Александр Филиппович

Современники
Билибин Иван Яковлевич
Волошин Максимилиан Александрович
Кустодиев Борис Михайлович
Щуко Владимир Алексеевич
Фокин Михаил Михайлович

В той же профессии
Лидваль Федор Иванович
Бондаренко Илья Евграфович
Фомин Иван Александрович
Щусев Алексей Викторович
Щуко Владимир Алексеевич


Произведение

"Сосуд-конь"


Персоналия
Римский-Корсаков Николай Андреевич
Римский-Корсаков Николай Андреевич


Искать то же на:
Yandex
Rambler
Google





 
Бондаренко И.Е.
Бондаренко И.Е.

По окончания Уфимской гимназии в 1887 г. поступил в МУЖВЗ, где находился под опекой видного московского зодчего А.С. Каминского, знакомого родственников Б. В 1891 г. после нескольких лет учебы оставил училище, не закончив его. Образование завершил на Строительном отделении Политехникума в Цурихе (Щвейцария) в 1894 г. Та же познакомился с известным купцом И.А. Морозовым, для которого сделал несколько орнаментальных рисунков для тканей. С осени того же года работал в строительной конторе Московского Купеческого Общества руководил постройкой здании Духовной консистории на Мясницкой ул., возводившейся по проекту В. Г. Сретенского; кроме того работал в мастерской архитектора А. Е. Beбера, а в 1895— 1896 годах — в мастерской Шехтеля.
    С 1895 скрупулезно изучал русское искусство в Государственном Историческом музее и музее П.И. Щукина. С 1896 г. примыкал к Мамонтовскому кружку; в 1898—1899 гг. сотрудничал с гончарным заводом "Абрамцево". Скорее всего, именно это обстоятельство способствовало привлечению Б. для проектирования павильона Русского Кустарного отдела на Всемирной выставке в Париже (1899—1900). Как известно, этот международный смотр достижений науки, техники, промышленности и культуры стал мощным проводником стиля модерн в зодчество большинства европейских стран, в том числе, России.
    Яркие экзотические национальные формы выставочных павильонов так называемой Русской деревни в Париже, разработанные Б. совместно с художником К.А. Коровиным, оказались у истоков неорусского стиля — национальной модификации нового архитектурного направления. Они отразили богатые образные и декоративные впечатления, накопленные Б. во время путешествия по древнерусским городам Поволжья в конце 1890—х годов и по деревням Русского Севера. В дальнейшем творчестве зодчего именно этот язык архитектурных форм получил наибольшее развитие.
    В 19001905 гг. состоял архитектором Иверской Общины Красного Креста. В 1902 г. Б. принял активное участие в знаменитой московской выставке Архитектуры и художественной промышленности Нового стиля, ставшей точкой отсчета в широком распространении модерна в застройке Москвы. Он представил на ней предметы мебели, деревянные резные изделия и живописный фриз.
    Автор первого и нескольких последующих старообрядческих храмов в Москве и ее окрестностях, возведенных после Манифеста 1905 г. и заложивших образные основы новейшего этапа старообрядческого храмостроения, внесшего заметный вклад в формирование облика города 1900—1910-х годов. Самыми выдающимися среди них были московские храмы в Токмаковом и Малом Гавриковом переулках, а также храм в Богородске Московского у. В них ясно выразились основные архитектурные приемы зодчего, составляющие его творческий почерк — образный лаконизм и выразительность, внимание к прорисовке силуэта, частое использование фасадной майолики или живописных панно.
    В своих работах Б. свободно комбинировал формы, генетически связанные с древнерусским зодчеством, но сильно стилизованные и утрированные. Его явно увлекала глубоко национальная архитектурная пластика Пскова и Новгорода, но пропущенная как бы через горнило Мамонтовского кружка. Его произведения в неорусском стиле явились последовательным продолжением принципов, заявленных еще в 1881—1882 гг. В.М. Васнецовым и В.Д. Поленовым в абрамцевской церкви. Неслучайно почти все храмы Б. также были украшены керамикой завода "Абрамцево", игравшей в них ведущую декоративную роль.
    Активный член Императорского Московского Археологического Общества. Член МАО с 1913 г., член Международного конгресса архитекторов от МАО. Председатель Комиссии по устройству Исторической выставки архитектуры и художественной промышленности на V Всероссийском съезде зодчих в Москве, секретарь этого профессионального форума.
    Талантливый рисовальщик Б. немало работал в сфере прикладной графики и промышленного дизайна: выполнял эскизы обложек настенных календарей, афиш Кружка любителей русской музыки, предметов прикладного искусства, мебели. Принимал участие в оформлении спектаклей Частной Русской оперы, выполнял декорации по эскизам М. А. Врубеля, Увлекался литературным сочинительством — в 1889— 1890-х годах писал рассказы. Коллекционировал книги по искусству, истории Москвы, а также старинные гравюры.
    Широко образованный зодчий, знаток московского ампира, увлечение которым началось еще в 1904 г. с публикации ряда статей по московскому классицизму. Организатор "Кружка любителей искусств" по изучению эпохи "ампира" (1908 ) Устроитель раздела "Москва в эпоху Отечественной войны" на юбилейной выставке в память войны 1812 г.. Б был одним из создателей "Исторической выставки архитектуры"(1913)| где были впервые представлены подлинные чертежи Д. Джилярди и А. Григорьева, найденные им в Историческом музее. Автор многих историке—архитектурных исследований, в том числе, первой монографии о творчестве архитектора М. Ф. Казакова, подготовленной к 100летию со дня его смерти.
    Наиболее значительная часть архитектурного наследия Б. приходится на дореволюционный период, после 1917 г. он отошел от строительной деятельности, перейдя к организационной и историке— архитектурной работе. После революции он работал в составе Коллегии по охране памятников искусства и старины, обследовал памятники Верхней и Средней Волги. В 1919 — 1921 гг. был директором Управления художественных музеев в Уфе, организовал там Государственный Художественный музей с библиотекой и Уфимский политехникум. После возвращения в Москву состоял членом Деткомиссии ВЦИК (до 1923 г.), членом правительственной комиссии по восстановлению Ленинграда (1924—1926), экспертом Высшей арбитражной комиссии Совета Труда и Обороны (1924— 1926).
    В конце 1920-х — в 1930-е годы Б. вновь вернулся к активной архитектурной практике, разработав и осуществив немало перестроек музейных зданий и учреждений Москвы, а также некоторых других городов. Он работал архитектором Государственного Исторического музея (1926—1927), был членом МУНИ Отдела благоустройства Моссовета (1928—1930), сотрудником Института Граждане— терапии ( 1931—1933), экспертом Отделения Проектирования и планировки Моссовета (1934—1937), главным архитектором Строительного отдела Мосэнерго (1935—1939). С 1940 г. практически полностью переключился на научные исследования, хотя в 1943 — 1944 гг. состоял в должности главного архитектора Ваганьковского и Армянского кладбищ; с 1942 по 1946 г. прочитал около 100 лекций в госпиталях, главным образом, посвященных истории архитектуры Москвы; изредка привлекался для различных консультаций, в 1945— 1946 гг. участвовал в восстановлении Путевого дворца в Калинине (Тверь).
    В отличие от большинства архитекторов своего времени написал в 1930-х годах мемуары, в которых отразилась художественная и культурная жизнь Москвы начала XX столетия. Это уникальный литературный памятник эпохи, позволяющий не только увидеть процесс архитектурно — стилистического развития города глазами современника, принимавшего в нем непосредственное участие, но и вжиться в проблемы и интересы профессиональной среды, узнать имена ее авторитетов и чужаков.

Нащокина М.В. Архитекторы московского модерна. М., Жираф. 1998.С.56









 



  (c) портал "Культура России"