МУЗЕИ РОССИИКУЛЬТУРА РОССИИ

Тон Константин Андреевич
Годы жизни: 1794г. - 1881г.
архитектор

Сайты по теме
Архитектура России
Великие зодчие
Русская Утопия: депозитарий
Храмы Москвы
Исторический Петербург

В том же виде искусств
Монферран Огюст
Тон Константин Андреевич
Шехтель Франц (Фёдор) Осипович
Лидваль Федор Иванович
Бондаренко Илья Евграфович

Современники
Даргомыжский Александр Сергеевич
Лермонтов Михаил Юрьевич
Федотов Павел Андреевич
Андреянова Елена Ивановна
Серов Александр Николаевич

В той же профессии
Растрелли Франческо-Бартоломео
Чевакинский Савва Иванович
Ринальди Антонио
Кокоринов Александр Филиппович
Фельтен Георг Фридрих


Произведение
Царевна-Лебедь
Царевна-Лебедь


Персоналия
Преображенская Ольга Иосифовна
Преображенская Ольга Иосифовна


Искать то же на:
Yandex
Rambler
Google





 
Тон К.А.
Тон К.А.

Константин Андреевич Тон прожил большую и в целом счастливую творческую жизнь. Воспитанник Петербургской Академии художеств, он в середине XIX столетия сам возглавил ее, заняв пост ректора "по части архитектуры". На самые высокие ступени архитектурной иерархической лестницы К. А. Тону помогла подняться заслуженная слава создателя и лидера официально признанного "русско-византийского стиля" — направления, сумевшего наиболее полно выразить в области зодчества периода господства эклектики идеологическое содержание правительственной программы, суть которой определила известная триада — "православие, самодержавие, народность".
    Современники по-разному оценивали значение творческой деятельности К. А. Тона. Одни (их было большинство) видели в этом архитекторе реформатора и новатора, настойчиво искавшего пути дальнейшего развития строительного искусства, что способствовало "низложению" устаревающего классицизма. Другие же, представлявшие демократическое крыло русского общества, усматривали в произведениях К. А. Тона лишь материальное воплощение реакционной политики режима Николая I и отказывались признать за ними сколько-нибудь существенные художественные достоинства. Негативное отношение к творческому наследию зодчего стало позднее характерным и для советского периода; это послужило одной из причин того, что многие культовые здания, построенные по проектам К. А. Тона, были безжалостно снесены.
    В последние годы российские исследователи сделали немало для того, чтобы восстановить объективный, исторически достоверный творческий портрет мастера. Было опубликовано несколько статей и книг, посвященных К. А. Тону. В 1994 г. в Московском Кремле прошла представительная научная конференция, приуроченная к 100-летию со дня рождения зодчего. В этом же году началось воссоздание храма Христа Спасителя в Москве.
    Наиболее крупные и значительные постройки Константина Тона были осуществлены в Москве. Кроме храма Христа Спасителя, это еще и комплекс Большого Кремлевского дворца с Оружейной палатой. Но К. А. Тон, прежде всего, конечно, петербургский мастер. Петербургу он принадлежит по рождению; в этом городе он воспитывался и учился профессии зодчего; в Петербурге работал и как педагог, и как художник.
    Родился Константин Тон 26 октября 1794 г. в семье обрусевшего немца ювелира Андрея Тона. Кроме Константина у него было еще два сына — Александр и Андрей. Все трое братьев стали архитекторами. Как и Константин, Александр достиг в своей карьере профессорской должности, но работал не только как архитектор, но и как график, специалист в области литографии. Андрей, закончив учение, переехал в Харьков, был профессором университета.
    Константина определили в Академию художеств в возрасте девяти лет, как допускали нормы академического устава начала XIX в. С 1809 г. он начал заниматься архитектурой под руководством А. Н. Воронихина. Согласно правилам прохождения курса учащиеся архитектурного отделения разрабатывали по заданиям педагогов учебные проекты, лучшие из которых отмечались медалями разного достоинства. Такие награды получил и Константин Тон: малой серебряной медалью в 1813 г. был отмечен его проект инвалидного дома, а еще через год награды в виде большой серебряной медали Тон удостоился за разработку проекта монастыря. В 1815 г. следующую медаль — малую золотую — Тон получил за проект здания Сената. Одновременно ему было присвоено звание художника 1-й степени, что давало право на поездку за границу "для усовершенствования в искусствах" в качестве академического пенсионера. Однако совершить такую поездку сразу по получении звания художника Тону не удалось: у Академии в то время не нашлось средств для выплаты соответствующего пенсиона. Молодой архитектор вынужден был поступить на службу в Комитет строений и гидравлических работ, где, скорее всего, выполнял обязанности чертежника. А в 1818 г. недавний выпускник Академии представил на ее суд исполненный им проект ярмарки, получивший высокую оценку специалистов. Благодаря этому успеху Константину Тону и удалось, наконец, отправиться в пенсионерскую поездку; произошло это в мае 1819 г., когда президентом Академии художеств уже был А. Н. Оленин — выдающийся деятель русской культуры, энергичный администратор, ученый-историк и знаток искусства.
    За границей К. А. Тон пробыл почти десять лет. Жил он, как и другие академические пенсионеры, преимущественно в Италии, занимаясь там изучением памятников искусства античности и Возрождения. Исследования античных развалин, предпринятые Тоном, позволили ему разработать проекты реставрации святилища Фортуны в Пренесте и комплекса императорских дворцов на Палатине в Риме. Создание подобных "реставраций" считалось обязательным разделом программы занятий академических пенсионеров в Италии: оно должно было способствовать лучшему усвоению законов классической композиции, которые молодым архитекторам предстояло затем использовать в проектной практике.
    В декабре 1828 г. К. А. Тон возвращается в Петербург. Президент Академии, с пристрастием следивший за успехами пенсионеров, составил о Константине Тоне самое благоприятное для него впечатление. Именно поэтому сразу же по возвращении в Россию Тон получил от Оленина весьма ответственное задание: он должен был разработать проекты оформления парадных залов Академии художеств, остававшихся не вполне отделанными со времени окончания строительства академического здания в 1780х гг. Недавний пенсионер с успехом решил предложенную ему задачу: уже в самом начале 1829 г. его проекты удостоились "высочайшего одобрения".
    Проект К. А. Тона был приведен в исполнение к 1837 г. В оформлении парадных залов Академии приняли участие и другие питомцы академической школы. Купол центрального зала украсила роспись В. К. Шебуева "Торжество на Олимпе по случаю учреждения Академии Художеств". Перекрытие библиотеки было декорировано изображениями Аполлона и муз, исполненными П. В. Басиным. В зале совета установили статую Екатерины II работы С. И. Гальберга.
    Одновременно с парадными залами по проекту К. А. Тона, разработанному в 1829 г., переделывалась и академическая церковь, размещенная в центре северного корпуса здания. В отличие от античных галерей церковный зал перекрывает монументальный цилиндрический свод, но и он разделен на кессоны с декоративной лепкой. Созданию впечатления торжественной величавости интерьера церкви способствуют ордерные формы — пилястры, размещенные вдоль стен в четком ритме. Церковь была освящена во имя св. великомученицы Екатерины в 1837 г.
    Проекты, выполненные К. А. Тоном по заданию А. Н. Оленина, сыграли в жизни архитектора важную роль. Именно за них, а также и за пенсионерские работы, привезенные из Италии, Тон в 1830 г. был удостоен звания академика. Со следующего года он начал преподавать в архитектурном классе, а еще два года спустя занял в Академии должность "профессора 2й степени". Преподаванием К. А. Тон занимался фактически до конца жизни, воспитав за это время много молодых мастеров архитектуры.
    В 1830-х гг. творческая деятельность К. А. Тона оказалась связанной с романтическим направлением, развивавшимся в русском искусстве. К этому же времени относятся первые, еще не подкрепленные солидными научными данными попытки реставрации древних сооружений. Они были предприняты в рамках так называемых "художественно-археологических" изысканий, проводившихся в том числе по инициативе и под руководством А. Н. Оленина. В 1826 г. к историко-архитектурным исследованиям был привлечен также и архитектор Н. Е. Ефимов. За их работами заинтересованно следил император Николай I, много внимания уделявший искусству. Именно император принял окончательное решение о "возобновлении" Десятинной церкви в Киеве, раскопками древних фундаментов которой занимался Н. Е. Ефимов. "Возобновление", а точнее — строительство новой Десятинной церкви началось в августе 1828 г., но по проекту не Н. Е. Ефимова, а В. П. Стасова.
    А в Петербурге в 1827 г. началось проектирование церкви св. Екатерины у Обводного канала. Этой работе суждено было занять в истории культового зодчества России "пограничное" положение: с одной стороны, она как бы подвела итог развитию классицизма, а с другой — символизировала рождение "русско-византийского стиля". Император не счел пригодным для осуществления в натуре ни один из представленных на конкурс проектов. В воспоминаниях, опубликованных в 1876 г., Ф. Г. Солнцев так рассказывал об этом: "Когда проектировалась постройка храма Екатерины Великомученицы в Коломне (в Петербурге), то государю представлено было до восьми проектов. Но все они не удостоились высочайшего одобрения. Государь говорил: "Что это все хотят строить в римском стиле; у нас, в Москве, есть много прекрасных зданий совершенно в русском вкусе". Тон приехал по этому поводу к А. Н. Оленину, который, указавши на мои и Ефимова рисунки, посоветовал сделать что-нибудь в этом роде. Тон составил проект русского храма XVII века. Государю этот проект понравился. Тон приобрел известность, и с тех пор начались в России постройки храмов и зданий в русском стиле".
    Строительство церкви св. Екатерины, начатое весной 1831 г., закончилось в 1837 г. В 1870-х гг. композицию церкви дополнили шатровой колокольней; при консультации К. А. Тона ее спроектировал архитектор В. А. Дорогулин. До наших дней храм не сохранился: в 1929 г. его снесли, а на освободившемся месте через несколько лет возвели кинотеатр "Москва".
    В том же 1830 г., который оказался столь знаменательной вехой в биографии К. А. Тона, проводился еще один очень важный архитектурный конкурс. Его целью была разработка проекта храма Христа Спасителя в Москве, задуманного как памятник победе России в Отечественной войне против наполеоновской Франции. В конкурсе наряду с К. А. Тоном приняли участие и другие петербургские и московские архитекторы. Одобрение Николаем I проекта церкви св. Екатерины побудило Тона и в данном случае искать удачи на пути переработки и интерпретации форм древней национальной архитектуры. Этот путь действительно привел к успеху: 10 апреля 1832 г. Николай I начертал на окончательном варианте проекта К. А. Тона одобряющую резолюцию. Но, проектируя московский храм, архитектор стремился использовать другие, чем прежде, композиционные принципы: теперь он вдохновлялся не изощренными в своей декоративности церквами XVII в., а стремился подчеркнуть сходство созданного им образа с могучими кремлевскими соборами. Этому способствовали и монументальные пропорции основного объема здания, и относительная скупость внешней декорации. Зато внутри храм должен был поражать великолепием декоративной отделки, разнообразием отделочных материалов, красочностью росписей. Детализация общего замысла К. А. Тона, разработка рабочих чертежей и шаблонов, эскизов внутреннего убранства, наконец, исполнение проекта в натуре — все это потребовало многих лет напряженного труда большого коллектива архитекторов, техников, живописцев, каменщиков и мастеров других специальностей. Всей этой армией строителей и художников умело руководил К. А. Тон, а в его отсутствие наблюдение за строительными работами вели его помощники, в числе которых были А. И. Резанов, Л. В. Даль, И. С. Каминский, И. И. Свиязев и др. Сооружение храма после выполнения необходимых предварительных работ началось в 1839 г. Вчерне здание было построено к середине 1850-х гг., после чего приступили к отделке и украшению интерьеров. И только в 1881 г. проектный замысел был осуществлен полностью. А в самом начале того же года — 25 января — К. А. Тон скончался. Вот почему совершенно справедливо утверждение, что создание храма Христа Спасителя стало поистине делом всей жизни зодчего.
    И все же это дело было далеко не единственным. По размаху и интенсивности строительных работ с сооружением храма Христа Спасителя вполне сопоставима другая московская стройка тех же лет — возведение грандиозного комплекса Большого Кремлевского дворца
N/A
Большого Кремлевского дворца

    и Оружейной палаты, продолжавшееся с 1838 по 1851 г. Учитывая, что в одном только дворце более семисот помещений, среди которых и колоссальные, богато украшенные парадные залы, и не менее великолепные по отделке императорские апартаменты, такой срок можно признать удивительно коротким.
    Занятость крупномасштабными московскими постройками отнюдь не помешала К. А. Тону продолжать разработку проектов для Петербурга и других городов страны. Вслед за церковью св. Екатерины в столице по проектам Тона было сооружено еще несколько храмов. Ближе других по композиции к храму Христа Спасителя оказалась церковь Введения в Семеновском полку, строительство которой по проекту, датированному 1836 г., закончилось в 1842 г. Стены массивного, почти кубического основного объема этой церкви, так же как у московского храма, завершались традиционными для древнего русского зодчества закомарами. В силуэте доминировала крупная центральная глава, а ей аккомпанировали четыре боковые. Оригинально интерпретировал здесь архитектор восходящую еще к византийскому зодчеству четырехстолпную опорную конструкцию купола. Расположив опоры по диагоналям подкупольного квадрата и связав их со стенами. Тон сумел тем самым усилить пространственную жесткость сооружения, соответственно уменьшить сечение опор, сделать интерьер просторнее и привести, таким образом, архитектурную композицию к лучшему согласованию с конструктивной системой.
    В строительной практике середины и второй половины XIX в. композиционные идеи К. А. Тона действительно нашли широкое применение. Многие культовые здания в провинции возводились по "образцовым" проектам столичного мастера, иногда в той или иной степени измененным в зависимости от конкретных обстоятельств. Но некоторые провинциальные храмы проектировались самим Тоном или под его руководством как вполне оригинальные сооружения, конечно тоже являвшиеся образцами "русско-византийского стиля". Таковы, например, соборы в Яранске, Томске, Красноярске или церковь в Любани близ Петербурга.
    Через Любань прошла проложенная в середине XIX в. первая русская железная дорога большой протяженности, связавшая Петербург и Москву и названная затем Николаевской. К. А. Тону было поручено разработать проекты вокзалов на конечных станциях этой дороги. В 1843 г. архитектор начал проектирование вокзала в Петербурге, используя при этом предварительный план, предложенный Департаментом железных дорог. В январе 1844 г. проект К. А. Тона был утвержден, и по нему началось строительство станционного здания, закончившееся в 1851 г. Компонуя главный фасад вокзала. Тон воспользовался приемами итальянского ренессанса. О его традициях, прежде всего, напоминают декоративные колонны, расположенные в каждом из двух этажей, и большие "венецианские" окна. Перекрытый сводами вестибюль также вызывает в памяти образы архитектуры Возрождения. Центр сооружения увенчан часовой башней, похожей на те, которые можно видеть на ратушах европейских городов. Таким образом, в облике здания не оказалось ничего, что могло бы указывать на его сугубо современное назначение; очевидно, К. А. Тон и не ставил перед собой такой задачи, учитывая, что вокзал оказался практически в центре классического Петербурга. По-новому вокзал выглядел лишь со стороны железнодорожных путей, перекрытых металлическим дебаркадером, спроектированным архитектором Р. А. Желязевичем. Сходное по композиции здание по проекту К. А. Тона возвели и на другой конечной станции дороги — в Москве. Там рядом с вокзалом построили и здание Таможни, также спроектированное Тоном.
    Вокзалы, возведенные в обеих столицах, стали последними большими постройками К. А. Тона. И хотя в 1850-х гг. архитектор разработал еще несколько интересных проектов (среди них проекты металлического шпиля собора Петропавловской крепости в Петербурге и восстановления после пожара московского Большого театра), реализации в натуре они не получили. А с 1860-х гг. К. А. Тон фактически прекратил проектную работу. В эти годы он продолжал наблюдение (в значительной степени лишь формальное) за работами в храме Христа Спасителя и по-прежнему преподавал архитектурную композицию в Академии художеств.
    Творческое наследие Константина Тона противоречиво, но очень характерно для своего времени — пограничного между двумя большими архитектурными эпохами — классицизмом и эклектикой. Но нет сомнения в том, что пристани со сфинксами на Неве, Большому Кремлевскому дворцу и вокзалам Николаевской железной дороги суждена если не вечная, то длинная жизнь.
   
    В. Г. Лисовский

Зодчие Санкт-Петербурга XIX - начала XX века. СПб., Лениздат. 1998. С.269






Большой Кремлевский дворец




 



  (c) портал "Культура России"